ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА ФЕСТИВАЛЯ

СМИ О ФЕСТИВАЛЕ

Показать все
10 июня

Смотреть пальцами

Павел Лепендин
Воронежский курьер

 

Имя Лазаря Гадаева воронежцам хорошо известно. Созданный им памятник Осипу Мандельштаму в парке «Орленок» связал Лазаря Тазеевича, который по состоянию здоровья не мог присутствовать на его открытии, с нашим городом. Гадаев ушел из жизни вскоре после открытия монумента в 2008 году. Тем ценнее стала первая выставка его работ в зале воронежского Союза художников на Кирова, 8.

Лазарь Гадаев успел побывать в гостях у «Курьера», дать интервью, подарить нам буклет, где представлены его работы. Но увидеть их в оригинале удалось только сейчас. Во многом благодаря инициативе председателя местного отделения Союза российских писателей Галины Умывакиной. Хранителем и пропагандистом наследия отца является его сын, поэт и режиссер Константин Гадаев. Константин сказал, что работы Лазаря Тазеевича хотят видеть во многих городах. Вот только сложности, возникающие с перевозкой и установкой скульптур, чаще всего стараются переложить на плечи правопреемников автора. Но в Воронеже благодаря трепетному отношению к творчеству Гадаева дирекция фестиваля нашла возможности взять все оргвопросы на себя. С 2008 года, когда масштабная выставка Гадаева прошла в Третьяковской галерее (она была приурочена к 70-летию скульптора), его работы в таком объеме больше нигде не экспонировались. И вот наконец появились у нас. 

Гадаев умел в простом увидеть вечное, бессмертное, чувственное. Во многих его произведениях красной нитью проходит любовь к малой родине — Осетии. Потому и музыкальным фоном к выставке выбраны осетинские мелодии, украшающие и дополняющие экспозицию. Лазарь Гадаев писал о благоговении, с которым он хранит работы отца — замечательного резчика по дереву. Судя по представленным скульптурам, выполненным из дерева («Юноша в красной черкеске», «Нарцисс», «Играющие мальчики»),можно сказать, что сын превзошел отца. Лазарь Тазеевич признавался: «Я всегда стремлюсь освободить человеческую фигуру от скованности». Он никогда не хотел, да и не умел плыть по течению, работать в русле господствующего художественного направления, искал новые формы. По словам Константина, Лазарь Лазаревич критически относился к своим работам. Каждое творение он как бы примерял к родному дому. Если скульптура соотносилась с окружающим миром, значит, она состоялась. Если нет — дорабатывал либо вообще отправлял в утиль. В работах Гадаева чувствуется удивительное человеческое тепло. Они — при всей своей массе — кажутся легкими и воздушными. 

На выставке представлен широкий спектр творческих устремлений Лазаря Гадаева. Деревянные и бронзовые скульптуры, эскизы и наброски разных лет, выполненные смешанной техникой, серия офортов к книге «Лазарь Гадаев. Искурдиада (Мольба)». Поражают своей глубиной и масштабностью работы, связанные с религиозной тематикой. «Молящийся Христос», «Рождество», «Воскрешение Лазаря» и другие дышат добром и вселяют в душу надежду на лучшее. Недаром известный аниматор Юрий Норштейн сказал: «Пластика творений Лазаря Гадаева абсолютно живописна. А творчество его — настоящее, выходящее за пределы материала, вне зависимости от того, камень или бронза. Скульптуры Лазаря Гадаева надо смотреть пальцами, будто слепой». Художник умел чувствовать душу каждого своего персонажа так, как будто сам перевоплощался в него. Увидеть в обыденном вечность дано не каждому. 

В работах Гадаева, посвященных историческим личностям, ощущается, что автор точно и детально знает эпоху, в которой они жили. Таковы его Мандельштам и Пушкин. Сродни им два автопортрета скульптора, выполненные в разные годы: «Автопортрет (голова)» был создан в 1984 году, а «Автопортрет (большой, сидящий)» — в 1987м. Лазарь Тазеевич писал: «В последнее время постепенно прихожу к осознанию того, как трудно совместить свободу и устойчивость, стремление и обретение…». Но, несмотря на критическое отношение к самому себе, а может, и благодаря ему Гадаев достигал совершенства. Пусть и нелегко.